?

Log in

simon_mag
14 Май 2017 @ 03:59
Самая чистая форма фактического проявления чудесного – это когда заветное желание с самого начала несовместимо с естественным развитием событий, но осуществляется благодаря перипетии, происходящей в самый последний момент, да и вообще возможной только в этот момент, не раньше и не позже. Со мной такое случилось в детском саду. Мне до смерти хотелось сыграть Емелю на новогоднем утреннике, но эта роль была поручена другому мальчику. Я знал назубок все его реплики и завидовал ему люто. Собственно, никаких других ролей не было, остальные дети, включая меня, выступали в какой-то метеорологической массовке. И вот настало утро утренника. Стоя в полумраке подсобной комнаты у двери в зал, возле фанерной печи на колесиках, на которой восседал похититель заветной роли, я, должно быть, взмолился праматери щуке из глубин моего отчаяния – и был услышан. В тот самый момент, когда рабочим сцены полагалось выкатить печь на середину зала, – в самый этот момент обнаружилось: Лжеемеля набил рот реквизитным калачом и не может ни проглотить его, ни выплюнуть. В общем, находчивое руководство мгновенно и ни слова не говоря заменило весь актерский состав.
 
 
simon_mag
12 Май 2017 @ 14:39
«Мне неподобно даже имя, Каким крещен я на роду», – жаловался Павел Лукницкий. Чтó имя! Даже фотографический портрет неподобен:
http://lib.rus.ec/a/28283
 
 
simon_mag
12 Май 2017 @ 14:15
Комментаторы «Заблудившегося трамвая» предлагают сопоставить Индию Духа с мотивом иной Индии в раннем стихотворении Гумилева «Северный Раджа». Но этот параллелизм не затрагивает саму конструкцию Индия Духа, которой находится подобие в первом сборнике близкого к акмеистам Вадима Гарднера (1908), в «Сонете», который обращен к «духовной сестре» и оканчивается так: «Ты увлекла меня от адских чувств далеко, / В Италию мечты, на яркий небосклон». Еще примеры?
 
 
simon_mag





как вела на веревке

белье через двор

      колышек
      лужа
      кость

преградил ей путь
знаменитый вор

      леска
      безмен
      юла

где хозяин хозяйка
с мылом смылся поди

      градусник
      ранец
      трут

с легким паром скипнул
не попал в сапоги

      штопор
      медаль
      портрет

говорят что японки
исполняют без слез

      гребень
      открытка
      брошь

любые желания
своих китаёз

      норка
      сачок
      бинокль

покорная баба
говорит поняла

      пряжка
      ведро
      костыль

непокорная говорит
я поняла

      крестик
      духи
      сова

поняла усыпляет
как молоко

      грелка
      седло
      рапан

колышек ночи
входит легко

      лужа
      сарай
      платок
 
 
simon_mag
23 Апрель 2017 @ 11:17
Друзья, приходите!


 
 
 
simon_mag
19 Апрель 2017 @ 15:21




Весть о смерти Анри застала меня за границей, где не было возможности помянуть его иначе как молчанием посреди окружающего шума. Но и сейчас, в относительной тиши кабинета, мне трудно это сделать из-за очень специфического характера нашего общения, который не позволяет мне говорить о Волохонском ни отвлеченно, ни вовлеченно. Мы контактировали начиная с 1996 года (когда я взял у него весьма неудачное интервью) и по сию пору, однако наши контакты были редкими (с двух- или трехлетними промежутками) и, в основном, профессионально-деловыми. Мы ни разу не встречались, общались, как правило, по телефону, иногда обменивались короткими письмами. Он всегда был отменно вежлив, но при этом бывал и резок, и саркастичен. Сочинения Волохонского, пожалуй, большей частью оставляют меня равнодушным, иные вызывают досаду, но некоторые (из них могла бы составиться довольно большая книга) в разное время явились откровениями и не поблекли в моих глазах и теперь. Вообще, оставаясь, кажется, последним значительным поэтом своего поколения, поздний Волохонский пришел к новому качеству письма и создал ряд лучших своих вещей. При публикациях он не проставлял датировок (хотя, насколько я могу судить, отлично их помнил), но, по-видимому, к числу таких поздних шедевров относится и «Сказание о Урале» [2004], и «Новое подражание Генриху Гейне» [2012], которое тут и приведу напоследок:




На тихой на речке Неккаре
Есть небольшой городок
А в том городке невеликом
Есть небольшой бардачок

Живут там три негритянки
Из них всего лишь одна
С ужимками парижанки
И очень даже мила

Другая – сущая ведьма
Косая сажень в плечах
Подумаешь: эх – и медведь – ма!
А там и сразу зачах

Но третья, о эта третья!
Но эту третью треть
Увы, не мог потереть я
И нечего было тереть
 
 
simon_mag
03 Апрель 2017 @ 12:27
В огромной поэме декабриста Ф. Глинки "Таинственная капля", не переиздававшейся почти полтора столетия (и, согласно Википедии, не имеющей художественных достоинств), мне встретился примечательный эпизод. Вот он:


СУД НАД ЧЕЛОВЕКОМ


Тут виделась еще одна картина,
В которой суд гремел над человеком,
Чтоб уличить, позорить человека,
За жесткосердие его, за лютость
Над бедными животными земли:
Над полевым красавцем, зверем вольным,
И над волом, браздившим пашни,
И над конем, невольником домашним.
Являлся тут с протяжным диким ревом
Сампсон лесов, с проткнутыми зрачками, –
Медведь, лишенный зренья человеком,
С кольцом в ноздрях, с укороченной лапой,
С лоскутьями окровавленной кожи…
И звери все, по прихотям людей
Или злонравию жестокосердых
Предательски лишенные свободы,
Заголосив болезненно и страшно
Об отнятом у них блаженстве жизни,
Восплакались и сердцеломным плачем
Зовут на суд к ответу человека…
И представляет этот суд картина.

Вот краснеют небеса,
Будто зноем битвы;
Оглашаются леса,
Как в часы ловитвы.
И могилы, там и там,
Растворяют двери,
И являются очам
Человек и звери:
Вот, в скелетах, идут тут
Слон и лев могучий,
И покорливый верблюд,
И животных тучи,
И красивых псов ряды
Голосисто взвыли
Оттого, что без нужды
Часто их губили…
И подъемлет плач и вой
Всякий зверь – колека:
Кто с разбитой головой,
Кто не сживший века.
И сзывают все, толпой, –
Всяк за смертный свой убой, –
Суд на человека.

"О! Несись, наш клик и плач!
И, Творец Зиждитель!
Здесь он человек-палач.
Будь за нас отмститель!
Мы Тобою созданы
Для Твоей же славы;
И в удел нам отданы
Рощи и дубравы.
Люди ж сами возвели
До небес чертоги,
Мня, что в них они земли
И цари, и боги…
И вмешалися в Твою
Божию державу,
И внесли стрелу свою
В поле, лес, дубраву.
И петлею и силком
(Вид являя дружбы)
Человек губил тайком
Нас за наши службы…
Много сгибло ни за что
Бедных нас творений.
Сколько у Тебя взято
Наших поколений!!
Защити ж нас! – сонм их рек, –
Хоть в защитах медных,
Чтоб разбойник – человек
Не губил нас, бедных!.."

И гром гремел, а человек смущенный
Стоял, как Каин перед братним трупом.
Кинжал с петлей дрожал в руке кровавой
Губителя… а сонм бесов лукавый,
Утешенный, довольный сам собой,
Над пойманным ловителем так громко,
И широко и щедро хохотал!..
А человек, бледнея и краснея,
Перед судом, потупя взор, стоял…
 
 
simon_mag
27 Март 2017 @ 10:35
Дорогие друзья, подскажите, где могла Л.М. Лотман сопоставить похищение Наташи Ростовой с утаскиванием толстой девицы на оперной сцене? Речь идет о публикации до 1992 г. В книге "Реализм русской литературы 60-х годов XIX века" (1974) ничего такого нет. 
 
 
simon_mag
15 Февраль 2017 @ 14:16
«Р. Симон сын Менассии говорит: жаль, что великий слуга погиб для мира, ибо, если бы змей не провинился, каждый еврей завел бы в своем доме пару змеев. Он бы одного посылал на запад, а другого на восток, и они ему приносили бы драгоценности, камни и жемчуг, и всякие ценные вещи, что в мире, и никто не мог бы вредить им; более того, их можно было бы подсылать под верблюдов, ослов, мулов, и они бы выносили из-под них навоз в сады и парки» (Талмуд: Мишна и Тосефта / Критич. пер. Н. Переферковича. Изд. 2-е, испр. и доп. СПб., [1905?]. С. 483).
 
 
simon_mag
12 Февраль 2017 @ 02:47
Сегодня учился управлять двухместным самолетом. Подлетели к морю, пролетели вдоль берега над пляжниками, повернули, пролетели над шестеркой (6-м шоссе) до Латруна, развернулись, опять над шестеркой, свернули к "Икее", приземлились. Было трудно. Яэль взяла с меня обещание не делать мертвых петель. Вручила мне соответствующую инструкцию, которую заранее приготовила. Вечером спросила, заглядывал ли я в нее. Я сказал,что не было возможности, но что она лежала в кармане моей куртки и служила мне талисманом.

А еще мы сегодня гуляли с друзьями по Лифте. Лет двадцать я собирался в ней побывать, а не был еще ни разу. Лифта отчасти похожа на Вашишт (но ее строения намного древнее - XVI век), а отчасти - на мультик Миядзаки. Я чувствовал себя как Порко Россо, которого хотят унести призраки. Но при мне был талисман.